storinka.click » Світова література » «Встряхнуть все семьдесят годов»
Інформація про новину
  • Переглядів: 216
  • Дата: 2-03-2018, 10:34
2-03-2018, 10:34

«Встряхнуть все семьдесят годов»

Категорія: Світова література


Вспомните определения романтического и байронического героя. Где Байрон искал и находил своих героев? Где он написал поэму «Мазепа»?

Когда читаешь байроновского «Мазепу», то понимаешь, насколько сильно, хоть и заочно, интересовала Байрона Украина и как он хотел в ней побывать. Но интерес к Украине во всей Европе самый популярный поэт своей эпохи несомненно пробудил.

Всё началось с чтения Байроном «Истории Карла XII, короля Швеции», которую почти за сто лет до этого написал молодой Вольтер, черпая сведения об украинском походе шведов, о Мазепе и о битве под Полтавой у молодого офицера французской разведки Григория Орлика.

Этот офицер был сыном Пилипа Орлика, гетмана в изгнании, в прошлом - друга и соратника покойного гетмана Ивана Степановича Мазепы. Не столько подлинные и важные исторические события, добросовестно пересказанные Вольтером, сколько два незначительных эпизода и один немаловажный вывод автора «Истории Карла XII» заинтересовали английского поэта. Первый эпизод - неизвестно откуда взявшаяся (точно не от Орлика!) легенда о том, как молодой Мазепа (которого Байрон считал не украинцем, а польским шляхтичем) «оказался» на украинской земле. Второй - бегство шведов и преданных Мазепе украинских казаков после поражения от войска Петра I под Полтавой. Вот этот, второй, эпизод как раз очень точно был рассказан участником тех событий Григорием Орликом Вольтеру, а Вольтером - всей Европе: ведь автор «Истории Карла XII» был таким же «первым пером» своей эпохи, как Байрон - своей. А знаменитый вывод Вольтера, который уже в его эпоху привлёк всеобщее внимание к нашей стране: «Украина всегда стремилась к независимости и свободе» - вот то, что особенно было важно для Байрона и ставило для него Украину в один ряд с его любимыми Грецией и Италией (где и была им написана поэма «Мазепа»). Тирану Петру Вольтер противопоставил борца за свободу и независимость Мазепу. Эту пару антиподов, введённую в европейскую литературу именно Вольтером, ожидало большое литературное будущее, начиная с эпохи романтизма. Тему Мазепы как типично романтическую начал развивать именно Байрон в поэме об украинском гетмане, написанной в 1818 г.

Перед чтением. Найдите в поэме исторические неточности.


Загрузка...

МАЗЕПА

(Отрывки)

Поэма начинается описанием бегства шведов и преданных Мазепе украинских казаков после поражения от войска Петра I под Полтавой. Обессиленные шведы во главе со своим молодым и непобедимым, как все до сих пор считали, сильным и героическим королём Карлом XII просто падают с ног.

II

(...) Озноб, что тело сотрясал, Сном подкрепиться не давал И всё ж, как должно королям, Карл всё сносил, суров и прям, И в крайних бедах, свыше сил, Страданья - воле подчинил,

И покорились те сполна,

Как покорялись племена!

III

Где полководцы? Мало их Ушло из боя! Горсть живых Осталась, рыцарскую честь Храня по-прежнему, при нём, -

И все спешат на землю сесть Вкруг короля с его конём: Животных и людей всегда Друзьями делает беда.

Здесь и Мазепа. Древний дуб, Как сам он - стар, суров и груб, Дал кров ему; спокоен, смел, Князь Украины не хотел Лечь, хоть измучен был вдвойне, Не позаботясь о коне. (...)

IV

Всё сделав, плащ Мазепа свой Постлал; копьё о дуб крутой Опёр; проверил - хорошо ль

Дорогу вынесла пистоль,

И есть ли порох под курком,

И держит ли зажим тугой Кремень, и прочно ли ножны На поясе закреплены;

Тогда лишь этот муж седой Достал из сумки за седлом Свой ужин, скудный и простой;

Он предлагает королю И всем, кто возле, снедь свою...

И Карл с улыбкою берёт Кусок свой бедный - и даёт Понять, что он душой сильней И раны, и беды своей.

Сказал он: «Всяк из нас явил Немало доблести и сил В боях и в маршах; но умел Дать меньше слов и больше дел Лишь ты, Мазепа! Острый взор С дней Александра до сих пор Столь ладной пары б не сыскал, Чем ты и этот Буцефал.

Всех скифов ты затмил, коня Чрез балки и поля гоня». -«Будь школа проклята моя,

Где обучился ездить я!» -«Но почему же, - Карл сказал, -Раз ты таким искусным стал?» -В ответ Мазепа: «Долог сказ;

Ждёт путь ещё немалый нас,

Где, что ни шаг, таится враг, -На одного по пять рубак;

Коням и нам не страшен плен, Лишь перейдём за Борисфен.

А вы устали; всем покой Необходим; как часовой При вас я буду». - «Нет; изволь Поведать нам, - сказал король, -Твою историю сполна;

Пожалуй, и уснуть она Мне помогла бы, а сейчас Дремотой не сомкнуть мне глаз». «Коль так, я, государь, готов Встряхнуть все семьдесят годов, Что помню. Двадцать лет мне... да... Так, так... был королём тогда Ян Казимир. А я при нём

Сызмлада состоял пажом.

Монарх он был учёный, - что ж... Но с вами, государь, не схож:

Он войн не вёл, земель чужих Не брал, чтоб не отбили их;

И (если сейма не считать)

До неприличья благодать Была при нём. И скорбь он знал:

Он муз и женщин обожал. (...) Давал он балы без конца,

И вся Варшава у дворца Сходилась - любоваться там На пышный сонм князей и дам. (...) Там некий граф был, всех других Древнее родом и знатней,

Богаче копей соляных Или серебряных. Своей Гордился знатностью он так,

Как будто небу был свояк... (...)

С ним не была жена согласна:

На тридцать лет его юней,

Она томилась ежечасно

Под гнётом мужа; страсти в ней

Кипели, что ни день, сильней. (...)

V

«Я очень был красив тогда;

Теперь за семьдесят года Шагнули, - мне ль бояться слов? Немного мужей и юнцов, -Вассалов, рыцарей, - со мной Могли поспорить красотой. (...)

К тому ж не старость избрала Своей страницей гладь чела;

Не совладать покуда ей С умом и с бодростью моей, -Иначе б в этот поздний час Не мог бы я вести для вас Под чёрным небом мой рассказ.

Но дальше... Тень Терезы - вот: Туда, за куст ореха тот,

Как бы сейчас плывёт она, -Настолько в памяти ясна!

И всё же нет ни слов, ни сил Ту описать, кого любил!

Был взор её азийских глаз (Кровь турок с польской кровью здесь

Даёт порой такую смесь)

Темнее неба в этот час,

Но нежный свет струился в нём, Как лунный блеск в лесу ночном. Широкий, тёмный, влажный, - он В своих лучах был растворён,

Весь - грусть и пламя, точно взор У мучениц, что, на костёр Взойдя, на небо так глядят,

Как будто смерть благодарят.

Лоб ясен был, как летний пруд, Лучом пронизанный до дна,

Когда и волны не плеснут,

И высь небес отражена.

Лицо и рот... Но что болтать?

Её люблю я, как любил!

Таких, как я, любовный пыл Не устаёт всю жизнь терзать, Сквозь боль и злобу - любим мы! И призрак прошлого из тьмы Приходит к нам на склоне лет,

И - за Мазепой бродит вслед». (...)

VII

«Любил я; стал любимым вдруг... Вам, государь, слыхал я, - тот

Плен сладкий чужд. Я мой отчёт О смене радостей и мук Прерву: вам пуст казался б он.

Но ведь не всякий прирождён Страстями править (иль страной -Как вы - и заодно собой).

Я - князь (иль был им); мог послать Десятки тысяч - умирать Там, где велю. Но над собой Я власти не имел такой.

Да, я любил и был любим;

По правде, счастья выше - нет,

И всё же, наслаждаясь им, Доходишь вдруг до мук и бед. (...) Видались тайно мы. Иной Находит в том восторг двойной.

Не знаю! Я бы жизнь отдал,

Когда б её моею звал

При всех, - пред небом и землёй!

Я часто горевал о том,

Что встречи наши - лишь тайком.


VIII

(...) «И раз лазутчиков отряд Вдруг ночью нас поймал!

Был вне себя от гнева граф;

Я - без меча; но и представ С мечом, в броне до самых пят, Толпою всё ж бы я был смят. Уединённый замок; ночь;

Глушь деревенская; помочь Кто мог бы мне? Дожить до дня Я и не думал: для меня И миги сочтены. С мольбой Воззвал я к Деве Пресвятой Да к двум иль трём святым; свой рок Приняв, сколь ни был он жесток. Рой слуг меня во внешний двор Повёл. С Терезой разлучён Был навсегда я с этих пор. Представьте же, как был взбешён Наш гордый непреклонный граф!

И он, по совести, был прав (...)

Ах, чёрт! С пажом! Будь то король, -Ну что ж, куда ни шло, - изволь! Но паж! Сопляк!.. Я гнев понять Мог - но не в силах описать!..

IX

«- Коня сюда! - Ведут коня.

Нет благородней скакуна! (...) Ремнём я был к его спине Прикручен, сложенным вдвойне; Скакун отпущен вдруг, - и вот, Неудержимей бурных вод, Рванулись мы - вперёд, вперёд!»


Загрузка...

X

«Вперёд! - Мне захватило грудь.

Не понял я - куда наш путь. Бледнеть чуть начал небосвод;

Конь, в пене, мчал - вперёд, вперёд! Последний человечий звук,

Что до меня донёсся вдруг,

Был злобный свист и хохот слуг; Толпы свирепой гоготня Домчалась с ветром до меня. (...)

Но, впрочем, мой настал черёд:

Уж нет ни замка, ни ворот,

Ни стен, ни подвесных мостов, Мостков, бойниц, решёток, рвов;

В полях ни стебелька; жива Одна лишь сорная трава Там, где очаг был. Будь вы там, -Ни разу б не приснилось вам,

Что был тут замок. Видеть мне Ту крепость довелось в огне, -Как падал за зубцом зубец,

И тёк расплавленный свинец Дождём с обуглившихся крыш!

Нет, - месть мою не отвратишь! (...) Всему приходит свой черёд,

И тот, кто миг подстережёт,

Возьмёт своё. Где в мире путь, Которым можно ускользнуть,

Коль недруг жаждет счёты свесть И в сердце клад лелеет - месть?» (...)

История юности Мазепы заканчивается тем, что его, полумёртвого, на мёртвом коне, спасает девушка-казачка: она случайно увидела его в степи и выходила. Так Мазепа нашёл кров у казаков, а со временем стал «владыкой их земли».

XX

«...Так злой безумец, торжество Справлявший злобно надо мной, -Когда один, в крови, нагой,

Я в степь был выгнан, - мне провёл Путь чрез пустыню на престол!

Как смертному узнать свой рок? Будь сердцем твёрд, душой высок! Быть может, завтра на лугу,

Там, на турецком берегу,

За Борисфеном, мы дадим Коням пастись... Вовек с таким Восторгом рек я не встречал,

Как встречу завтра, если б дал Нам рок - дойти!.. Спокойных снов, Друзья!» -На ложе из листов Под сенью дуба гетман лёг Во весь свой рост; удобно мог Там он уснуть: привычен он Спать всюду, где застигнет сон...

Что ж Карл спасибо за рассказ Не скажет? - Гетман не смущён: Карл спит - по крайней мере час.

Перевод Г. Шенгели

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ К ПРОЧИТАННОМУ

1. Найдите в приведённых отрывках из поэмы «Мазепа» эпитеты, сравнения и метафоры, при помощи которых характеризуются образ и поступки главного героя.

2. Подумайте, свидетельствуют ли приёмы описания главного героя поэмы о знании автором украинских реалий? Или они пригодны для романтического описания любых экзотических мест?

3. Какую роль в изображении борьбы и страстей романтических персонажей играет пейзаж? Приведите примеры из поэмы.

4. Рассмотрите репродукции картин французских художников-романтиков, иллюстрирующих поэму Байрона (с. 130). Какой эпизод заинтересовал художников? Как вы думаете, почему?

5. Оцените мастерство портретно-психологической характеристики Терезы. Каким образом буквально в нескольких строках Байрону удалось создать убедительный образ героини, психологически мотивировать её чувство к герою?

Мазепа, пожалуй, - самый симпатичный из всех «экзотических» героев Байрона. И это мнение не только украинских читателей. Во-первых, характер героя мы видим в развитии, видим его и молодым, и старым. Во-вторых, он и в своей романтической юности не сделал, собственно, ничего плохого, кроме того, что полюбил чужую жену - юную прекрасную жену старого графа, которая тоже полюбила молодого героя. Кстати, историю их любви, как и все остальные факты, положенные в основу поэмы, Байрон вычитал у

Вольтера. Однако под пером поэта-романтика фигура украинского гетмана (у Вольтера скорее эпизодическая в конфликте Петра и Карла) приобрела истинно героические черты. Перед нами Воин с большой буквы, о коне и ружье он заботится больше, чем о себе самом. Всё это видя, шведский король делает гетману искренний комплимент, особо отмечая то, как Мазепа держится в седле: «Всех скифов ты затмил...». Отвечая королю, Мазепа подробно описывает свою «школу» верховой езды.

Из подлинной истории Украины мы знаем, что путь Мазепы «к украинскому трону» был вовсе не столь романтичен, как та «школа», которую байроновский Мазепа описывает в своей исповеди Карлу. Однако это не выдумка Байрона, а гипотеза Вольтера, которому поэт слишком доверял, ибо чтил его не только как историка, но и как писателя и философа.

В самой же поэме «романтический миф» понадобился Байрону для того, чтобы в конце своей исповеди Мазепа сделал красивый философский вывод: «Как смертному узнать свой рок? Будь сердцем твёрд, душой высок!». Правда, Карл, которому этот вывод предназначен в критическую для него минуту, от старого опытного вождя, пережившего и не такие повороты судьбы, уже не слышит его: «Карл спит».

ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ

1. Что пытается сказать Мазепа Карлу о капризах и прихотях судьбы? В чём убедить?

2. Работа в парах. Сравните описанный Байроном путь Мазепы к власти с реальноисторическим. Как вы думаете, мог ли гетман Мазепа после поражения под Полтавой утешать себя и Карла рассуждениями о капризах и прихотях судьбы?

3. Порассуждайте! Заинтересован ли поэт-романтик в установлении исторической истины? Чем является для него история?

 

Это материал учебника Литература 9 класс Волощук

 






^